КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОЯРСКАЯ КРАЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КПРФ

Главная Публикации Газета "За Победу!" Документы Вступить в КПРФ КОМСОМОЛ

 
Главная arrow Публикации arrow История края в лицах и событиях arrow Такая длинная жизнь
23.01.2018 г.
 
 
Такая длинная жизнь
21.11.2008 г.
Мой дедушка, Прокопий Михайлович, приехал в Сибирь из Саранской губернии по столыпинской реформе в поисках лучшей батрацкой доли. Путь был далек и долог.
Подъемные были проедены в многодневном пути. Сошли на станции назначения. От семейного скарба осталось одно сито круглой формы. Бросил его дедушка по ветру, словно монету в воду, на счастье.
Докатилось сито до крыльца барака, словно стрела, пущенная царевичем на выбор невесты.
Барак был наскоро построен для строителей Транссибирской железнодорожной магистрали.
Семья деда была большая: семь ребятишек, словно семеро козлят, среди которых была и моя мама – Анна Прокопьевна.
Пошел  Прокопий Михайлович в табельную околотка, где его определили путевым обходчиком, предложили небольшую комнатку в том же бараке, к крыльцу которого прикатилось сито.
Весь барак заселяли переселенцы со всей необъятной Рассеи, как называли свою родину русские и украинцы, татары и калмыки, чуваши и мордва.
Встретили переселенцев обыденно, без особого восторга, но и не враждебно.
Дедушка ежедневно выходил в обход, экипированный большим гаечным ключом и молотком для забивки костылей. А еще с ним были сигнальный рожок, два флажка и банка с петардами.
И так –  в снег, зной и дождик проливной. В короткое время подружились: взрослые –  с товарищами по работе, младшие –  с одноклассниками.
Мама росла и расцветала до 17 годов. А с 17 годов «мучит девушку любовь…». Слыла мама красавицей: высока, стройна, умна.
Определил ее отец на железную дорогу стрелочницей. Здесь и нашла мама свою любовь – дежурного по станции Ивана Никитовича.
Зажили они в любви и согласии, родились у них пятеро мальчишек. Я был последним, как тогда говорили –  поскрёбыш.
Жила семья дружно, правда, богатства большого не нажила, но все были живы и здоровы под родительским кровом.
Мы радовались теплым лучам солнца, летним дождям, первому снегу, заморозкам. Библия гласит: «Человек родится для радости и счастья». Но наше поколение этого благоденствия видело мало.
22 июня 1941 года мама дежурила на стрелочном посту. Рядом лежало хлебное поле, а по другую сторону железнодорожного полотна – словно выведенные неровным ученическим почерком – ряды свежескошенной травы.
Высоко в небе, словно подвешенный невидимой нитью, завис жаворонок. Как хорошо!
А где-то на Западе уже разрывались снаряды и свистели пули. Зловещей черной тучей налетела на нашу землю война…
Опустел, осиротел наш барак, состарился, осунулся…
А потом стали поступать первые похоронки. Плакали, вздыхали, сочувствовали всем бараком, и его стены эхом повторяли эти скорбные звуки.
На третий год войны и нашу семью не обошла жгучая драма. Получили жгучий конверт, сообщающий о гибели нашего отца.
Ночами барак рыдал, стонал, содрогался от маминого вопля.
Мы старались хорошо учиться чтобы не огорчать маму, которую мы редко видели дома. Она с мешком извести за плечами уходила в соседние села. А мы ухаживали за своей комнатой как за родным дедушкой…
Окончилась война. В наш барак вернулись всего двое на троих ногах – татарин и калмык. Барак застучал, заскрипел костылями.
Мы росли, учились, получили специальности, разлетелись словно птенцы из гнезда.
Мама радовалась за нас. Барак принимал в свои объятья наших жен – маминых невесток, принимал внуков.
Много видел наш барак: колчаковщину, коллективизацию, первые пятилетки…
Он огорчался и плакал как дитя, радовался и огорчался, смеялся над обещанием дать к 2000 году каждой семье отдельную квартиру.
… Прошла перестройка – дикая и ужасная. Мою родную страну наводнили бомжи и беспризорники, дети-сироты при живых родителях, старики  с нищенской пенсией.
Убить человека в России сегодня проще простого, особенно когда дело касается передела собственности.
На фоне шикарных коттеджей наш барак выглядит еще более убогим. И более нелепым – при упоминании кредитов и ипотеки…
И ни у кого не доходят руки снести это убожество, хотя с бараком связаны дорогие воспоминания.
Нет. Такие бараки обречены на долгую жизнь, потому что где жить бомжам?
Геннадий ОВЕЧКИН.
Ужур
 
КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОЯРСКОЕ КРАЕВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КПРФ
Красноярск, ул. Ленина,113 (7 этаж)
E-mail: strogo@gmail.com
Тел: +7 (391) 211-49-61